Батюшки и матушки -

Батюшки и матушки

Опубликовано 7 сентября 2015 г. Батюшки и матушки
Когда доводилось встречаться с батюшками, то часто молча в нашем разговоре присутствовала матушка. Немного наблюдая семьи священников, обратила внимание на свет, который видела в глазах матушек, когда обращены они были на мужа. Такое редко увидишь в светской семье - свет любви, тихий и греющий. Конечно, задавали вопросы и матушкам, потому что было весьма полезно узнать, как можно сохранять любовь в постоянном, зачастую, тяжелом, жертвенном труде, да еще и немалым количеством детишек. Тем более, что западная информационная традиция существования человека, бездумно воспринятая нашими СМИ, открыла в нашей семейной жизни все закрытое, показала все стыдное, все то, о чем могут знать только двое - муж и жена. 

Собственно, семьи в том первом понимании, которое было определено Господом Богом, уже почти нет. Так, остались кое-где ее выжившие ее остатки. Что и говорить, у многих поколений молодых нашей советской страны не было примера перед глазами: как жить в браке никто никого не учил. И теперь в семье мы воспитываем не человека, не христианина, а способного благополучно устроиться в жизни гражданина. В нашем, еле живом институте семьи, не сохранились русские традиции воспитания будущих мужчин и женщин, мужей и жен. Но мы учим предохраняться от нежелательной беременности, и разрешаем нашим детям еще в школе иметь половые связи - все нами позволено, но почему-то детей в России все меньше и меньше. 

Тема современной семьи исчерпана, но есть семьи священников, в них немало трудностей, неведомых в светском обиходе, в этих семьях еще сохраняется духовная связь между супругами. Та главная связь, которая и должна держать семью, делать ее оплотом жизни, "малой Церковью" и территорией спасения. Поэтому перед Новым 2010 годом мы решили опубликовать этот текст. Его открывает наш разговор с батюшкой Михаилом, уже приснопоминаемым, и его матушкой, теперь вдовой.

Протоиерей Михаил Женочин, настоятель храма в честь иконы Божий Матери Державная в Гдове: "Родился я в обычной семье, меня крестили восьмимесячным в Питере, где тогда действовали четыре храма, в церкви св. Георгия Победоносца (Промыслом Божьим батюшка был настоятелем собора Державной иконы, восстановленного на месте древнего Георгиевского храма). Я не был церковным человеком в детстве, но перед сном всегда перекрещусь. Как-то однажды думал, куда мне скрыться от 7 ноября, от этой демонстрации, думаю, пойду в церковь. Пошел на литургию, служба уже закончилась, тогда, кстати, даже проповедей не разрешали произносить священству. Часто потом приезжал в Псково-Печерский монастырь, искал своего авву, своего старца Зосиму, проехал все монастыри.

Очень долго не решался вступать в брак, потому что в Церкви видел особый подвиг - монашество, и это меня воодушевляло, мне казалось, что женатый священнослужитель более расслабленный что ли, более думает о земном, о семье. И я колебался, но так сложилось - мы встретились с будущей матушкой Мариной, надо было решаться на что-то: либо расставаться, либо венчаться. 

Мы решили поехать к старцу Николаю на остров Залит. У старца Николая Гурьянова оба бывали часто. Это было зимой, с нами вместе попросилась поехать наша знакомая молодая девушка, семинаристка. Мы шли в солнечную морозную погоду, день был прекрасный, шли пешком по озеру, батюшка тогда был очень доступный, каждый желающий мог с ним поговорить, попросить благословения. Он открыл нам двери, позвал в дом, поставил самоварчик и вдруг говорит неожиданно: "Ну что, жениться приехали? - Я растерялся и говорю: "Да, батюшка, только не знаю, какую взять". Пошутил. А он говорит: "Бери эту, - и указал на Марину. Будешь Матушка Марина с отцом Михаилом на Чудском озере рыбу ловить". А потом сказал Марине: "Знаешь, что значит быть матушкой? Матушка - это мать всего прихода".

Матушка Марина: У меня даже мурашки по телу пошли от этих слов, и удивительно, мы действительно потом оказались рядом с Чудским озером, наш приход в Гдове, а был поначалу в Кярове. Все промыслительно было, и рыбку мы ловим не озерную.

Отец Михаил: Отец Николай называл меня тогда "отцом", хотя я не был рукоположен, и, когда Владыка Иоанн (Разумов) посвящал меня во иерея, я не просился ни на какие определенные приходы, это воля и право Правящего архиерея, которому мы должны подчиняться, но хотелось деревенского прихода, хотелось, чтобы там была живописная природа, было красиво. Сейчас так случилось, что многие поклонились "золотому тельцу", ищут выгод, наград, материального благополучия, мы тогда этого не искали и не думали об этом, единственное, чего хотелось, чтобы послали на приход живописный, деревенский. И Владыка Иоанн сказал: "Поедешь в Кярово". Так решилась наша судьба благословением батюшки Николая, но когда мы шли за благословением, мы не знали ответа: что скажет старец, благословит, или нет, и готовы были расстаться.

Матушка Марина: Мы познакомились в Пскове, я работала в ателье, а познакомил нас преподобный Варалаам Хутынский, осенью на его престольный праздник. Венчали нас в Любятове, в самом Пскове не просто было обвенчаться, запрещали, венчал отец Владимир Попов. Мы сначала обвенчались, потом записались. 

В хоре Любятовской церкви у меня пели и бабушка, и мама, а отец Михаил был чтецом в Троицком Соборе, его там и в священника рукополагали. Мы дали друг другу обет: я - псковичка, он - из Санкт-Петербурга, но решили уехать в деревню. Кярово - гдовская деревня со старым кладбищем и кладбищенским графским храмом Покрова, рядом речушка. Мы приехали в Кярово, подошли к церкви и увидели запущенный храм, было ощущение, что там никто вообще не служил. Вошли в храм, в котором давно не делали ремонта, и самим негде было жить - вот такой был приход. Начинали с нуля: строились, ремонтировались, поселились в маленькой избушке, между бревнами пролезала рука. Батюшка все своими руками отремонтировал, утеплил, и меня с маленькими полугодовалым сыном привез из Ленинграда. Собственно, в этой избушке мы вырастили четверых детей: Андрею 22 года, Анне - 21 год (музееведческий факультет), Ольге - 19 лет (мединститут), нашему младшему - 14 лет.

Когда мы приехали в деревню, он сказал: "Нам с тобой ничего не надо, не надо ковров, хрусталей, мы будем жить скромно, носить воду, топить русскую печку, печь просфоры" - и я была к этому готова. Возможно, сейчас это воспримется как подвиг. Когда родился первый ребенок, было сложно, нам помогали наши мамы, труднее было когда сразу двое - друг за дружкой первые два родились, а потом им было хорошо расти, с третьим и четвертым было легче. 

Но, помню, когда мы сели в Петербурге со всеми четырьмя в автобус, одна женщина смотрит на нас и спрашивает: "Это все ваши? - Наши.- Как справляетесь? - Господь силы дает, справляемся". Так что люди со стороны не могли представить, как справляемся, и, правда, один на руках, другие рядышком. Как мы успевали? Работаем много. Сейчас ведь мамы очень красиво детишек одевают, но из магазинов, и никто ничего не шьет. Когда мы растили детей, в то время даже пеленок в свободной продаже не было, все было по талонам. Я им шила шубы, комбинезончики, платьица, первые два у меня были обшиты. 

Мы жили на берегу речки, и я радовалась, что рядом у меня есть вода, а зимой нашла родничок, погружу белье на саночки в тазик и на родничок полоскать - там вода была теплее, чем в речке, плюс пять. Трудно жили, но Господь помогал. Вспоминаю, когда делали какие-то ремонты в храме в Кяровской церкви, я везде была с батюшкой: окна красить, на колокольню лезть выметать помет голубиный, крышу красить. Маму оставляли с детьми, а сами на велосипеды - все делали вместе. Современные матушки, наверное, другие: они все красивые, творческие. Но самое главное, что нужно в любом в браке - терпение женщины.

Отец Михаил: Я не хотел записей в ЗАГСе, дворцов бракосочетаний на конвейере. Промысл Божий никого и никогда не оставляет, мы жили небогато, трудно, это, конечно, своеобразный подвиг, но не были голодными, раздетыми и несчастными, нам Господь давал столько, сколько надо. Матушка Марина - большая труженица, машинка у нее не закрывается, не только детям шьет, но все мои облачения шьет она. Нельзя быть привередливым: дает Господь, надо брать. 

Приехал как-то в Москву к своим благодетелям, они дали мне деньги и сказали - купите себе машину. Я спросил: "Какую?" Мне сказали: "Купите, какую Вы захотите, любую, хоть кадиллак". Я купил нашу Ниву, тогда уже можно было покупать машины свободно, без очереди. Сейчас дороги лучше - пересел на Жигули. Нам помогали друзья, благодетели, даже в житейских мелочах. Без машины на нашем бездорожье не обойтись: надо причастить, какую-то требу совершить, надо исповедовать человека, надо успеть, чтобы человек не умер. Приход нам не дает возможности существовать, приход не кормит священника, а помогают нам наши благодетели. У моих прихожан пенсии маленькие, но они дарят главное - свою любовь, мне больше ничего не надо от них, а прокормят меня, может быть, другие люди.

У нас сложная жизнь, вся прошла в работе, в строительстве храма, я недостаточно времени уделял детям, но честно признаюсь, очень люблю своих детей, может быть, и чрезмерно, но надеюсь, что моя любовь когда-то поможет им в жизни. Диктата, я так думаю, в выборе будущего, над детьми нельзя проявлять. Я волю своих детей не забираю: можно научить петь, читать, но нельзя научить быть священником. Человек должен сам решиться на такую дорогу: священство - это призвание".
 
Матушка Елена, супруга священника Василия Лупакова, настоятеля храма Сошествия Святаго Духа в Плиссах (Невель): "Матушка - это крест, это помощница. В замужестве я девять лет, и легко нигде не бывает, везде хлеб с коркой, в любой семье, если она есть. Для детей священника тоже крест, что они - дети священника, это налагает определенные обязанности в поведении. Детей мы выращивали сами: у нас ни бабушек, ни дедушек рядом не было. Наши мальчики Саша и Гриша пономарят, помогают нам в храме. Ксения пока маленькая, и ее святую блаженную Ксению мы уже дописывали на нашей семейной иконе святых - покровителей, но там еще место есть.

Мне было 16 лет, когда я закончила 9 классов, собиралась идти в 10 класс, но мама настояла, чтобы я пошла в Духовное училище в Пскове, и написала письмо нашему духовнику отцу Адриану в Псково-Печерский монастырь, и он благословил идти в училище, а против воли духовника не пойдешь. Отец Адриан сказал, что выйдешь замуж за батюшку, но цели выйти замуж в Духовном училище у меня не было совершенно, все спонтанно получилось - там и встретила своего принца, как отец Адриан благословил, и ни о чем не жалею. Мы поженились и рукополагались не сразу, поехали к отцу Николаю Гурьянову на Залит, потому что без благословения нельзя, и если бы он не благословил, то лучше быть хорошим пономарем, чем плохим священником, но батюшка благословил, мы рукоположились. В Опочке полтора года батюшка служил, а в Плиссы попали тоже с благословения отца Николая.

У нас Невель рядом и живем мы на приходе за счет Невеля. На приходе очень многое зависит от матушки, но в дела церковные я не лезу, что-то посоветовать, конечно, могу. Говорят же, поп - в храме, попадья - в селе. Попадья может настроить, как захочет: матушка - диакон, а батюшка - священник. Пытаюсь уговорить батюшку пустить меня учиться, но он не благословляет, а хочется в Свято-Тихоновский институт, мне надо, но не с кем оставить детей. Нам тяжело совмещать карьеру и семью, но хотелось бы, например, учительствовать в школе, конечно не в ущерб храму, думаю, никому бы не было ущерба: ни семье, ни школе, но семьей ради работы я не буду жертвовать, это даже не оговаривается. При этом меня мало интересует материальная сторона, зарплата, мы довольствуемся тем, что есть.

Господь каждому дает свой крест, но у матушки больше ответственности, чем у обыкновенной жены, но матушка, как и любая другая жена, если с Божией помощью преодолевает трудности, то все возможно вынести".
 
Дом протоиерея Петра Нетребы, Себежского благочинного, большой и красивый. Кто-то и позлобствовать может: вот как наши попы живут. Кто же знает, что несколько лет батюшка с семьей жил в бане.
 
Протоиерей Петр Нетреба, настоятель Троицкого храма в Себеже: "Я всегда полагался на волю Божию и просил, когда что-то предпринимал: "У Тебя, Господи, есть множество путей, которые могут отвести меня от этого шага, если нет на то воли Твоей. Помню, приехал к Владыке Иоанну (Разумову) на прием, входит Наместник Псково-Печерского монастыря Гавриил, говорит мне: "Ты что здесь сидишь?" - говорю: "Приехал, может, Владыка на приход псаломщиком благословит". - Наместник говорит: "Я тебя к себе возьму". Ну, думаю, может, в монастыре теперь буду, а мы тогда только месяц встречались с Мариной, будущей моей матушкой. Решил сделать ей прощальный подарок: купил духи, потому что думал, что в монастырь уже иду, а Наместник мне сказал: "Паспорт сдай, здесь будешь работать, а живи дома". Он меня взял на монастырское послушание псаломщиком, а когда была моя свадьба, он уже ходатайствовал, чтобы меня рукоположили.

Когда с матушкой встречались, то говорил, что у меня будет футбольная команда, вот немного не дотянули: четверо детей, все мальчики. Петр заканчивает третий курс института, ему 21 год, 1985 года рождения мой Василий (Рязанский) учится в Богородском училище на художника-резчика, третий сын - Гавриил заканчивает 11 класс православной гимназии в Варнице, на родине Сергия Радонежского, там пансионат и школа, младший три класса закончил, зовут Илия.

Своих детей идти моей дорогой я не заставлял принципиально: священнический путь сложен, и если по чьей-то человеческой указке совершается, то он может быть невыносим. Мы, наше поколение, быстро повзрослели, а наши дети взрослеют медленнее. Я в 26 лет считал себя уже взрослым человеком, встал на путь священнослужения в 21 год сразу после армии. На нас, духовенство, ведь все смотрят пристально, и вести себя даже просто по-светски, скажем, уже неприлично и недостойно священника. Хотят найти, прежде всего, в священнике не что-то хорошее, а уколоть. И это налагает особенную ответственность, уже речи у нас нет о каких-то посиделках, гуляниях - жизнь сразу стала взрослой, серьезной. И если ребенку пойти по этому пути по решению отца, это тяжело, но дети наши, конечно, верующие и воспитаны соответственно. Мы своих детей от веры "не оберегали", понимая, что религия - это путь к вечной жизни. Воспитывали их с матушкой в православном духе, в Православной вере, а уж там, как они определяться. Будет призвание - прошу и молюсь, чтобы Господь их укрепил в Православной вере, удержал, соблазнов сейчас очень много.

Матушка Марина: Мы познакомились с отцом Петром в Печерах, в монастыре я пела в любительском хоре. Сейчас моя работа - хор, трапеза, украшения храмовые. Утром встаешь и понимаешь: если не ты, то кто? Ты женщина, это - твое, ты - мать, если не ты, кто будет любить твоих детей, твоего мужа? Господь создал женщину рожать и быть зависимой от мужа. Благодать священства отца Петра ощущается, конечно, и на мне, она очень помогает, укрепляет семью.

Жена священника и жена в миру - две большие разницы. Батюшки дома практически нет, а у нас семья, храм, церковное пение, я регентую, и мы радуемся, когда папочка приходит. Помню, Илюша родился, батюшка строил храм в Идрице, утром уезжал рано и приезжал поздно, ребенок уже спал. Когда исполнилось Илюше три месяца, батюшка взял его на руки, и ребенок испугался - не помнит папу. Практически одна вырастила детей, но мы всегда радуемся, когда папа дома, дети его обожают. Я воспитана в религиозной семье, и муж для меня все, я за ним, как за каменной стеной. Его любят дети, хотя я с ними рядом все время, но только папа приходит - все вокруг него, он для них огромный авторитет, а для старшего сына - непререкаемый авторитет. Наш папа - мягкий человек, но при его мягкости его слово - закон.

Отец Петр: Если в современной семье придумывается свое в противовес, то получится "черный квадрат", черная зияющая пустота, созданная в противовес тому, что есть живое в этом мире. Так и от Слова Творца, сказавшего чему женщина предназначена, что ей дано за то первое грехопадение, когда сказано "будешь рождать в болезни детей своих, и от этого тебе спасение и зависимость от мужа", которому тоже сказано: "в поте лица будешь добывать хлеб свой" - не уйти. И когда человек сопротивляется этому - он богоборствует, что хуже для него самого. К добру, когда идешь от противного, это не приведет. Вот поэтому нету семьи, нету брака, нету согласия и мира в душе, человек за свое богоборчество расплачивается".
 
Алевтина Бабина, жена протоиерея Владимира Бабина, Палкино:

Когда-то свадьбу Владимира Бабина с Алевтиной устраивал наместник монастыря архимандрит Алипий в том смысле, что благословил монастырского эконома отца Иринея одеть и обуть жениха на венчание, выбрать жениху и невесте обручальные кольца. Жених был гол как сокол. Потом кортеж с молодыми под колокольный звон въехал на территорию монастыря, Владимир и Алевтина поклонились святым мощам преподобного Корнилия и чудотворной иконе Успенской Божией Матери. Архимандрит Алипий подарил невесте большую коробку конфет и букет алых гвоздик, редких в те времена 70-ых, и сказал: "Какая красивая священническая пара!" Но сам Владимир тогда ещё не знал, что станет священником и будет настоятелем Никольского храма в посёлке Палкино Псковской области. 

В браке протоиерей Владимир Бабин и матушка Алевтина живут почти 35 лет, семеро детей, семь внуков. Мы разговариваем с матушкой Алевтиной, женщиной открытой, с ямочками на щеках, в доме священника, простом, давно не ремонтированном, где живёт большая и дружная семья.

- Матушка Алевтина, перед хиротонией будущий священнослужитель должен быть женат, за исключением целибата и монашествующих, как можно выйти замуж за человека, которого Вы знали три дня?

- Мы оба уральцы, но друг друга не знали, и познакомились по благословению, то есть, если говорить понятно для светского человека, нас познакомил священник. Сейчас понимаю, что это был просто Промысл Божий. Жила я на Урале, а они с родителями переехали в Печоры, мы же тогда с подружкой тоже поехали в Печерский монастырь поклониться преподобномученику Корнилию. А матушка моего батюшки, тогда ученика четвертого класса Семинарии в Троице-Сергиевой Лавре, пошла к отцу Афиногену просить совета, потому что Володя просил её пойти просить благословения на женитьбу. 

Ну и я там оказалась, пошли вместе к батюшке Афиногену. Она рассказала ему, что сын просит благословения родительского и вашего, батюшка, на женитьбу. А отец Афиноген отвечает: "Пусть пока не женится, заканчивает четвертый класс, подождёт маленько". Мы же поехали после Печор в Троице-Сергиеву Лавру к мощам преподобного Сергия, и матушка попросила нас передать сыну Володе эти слова отца Афиногена. Встретили в Лавре нашего семинариста и передали, что просили: "подождать маленько". Вот так мы познакомились с моим батюшкой. Оказалось, невесты у него ещё нет, и он меня спрашивает: "А Вы будете моей невестой, выйдете за меня замуж?" Я так сразу не могла ответить, говорю: "На полном серьёзе меня спрашиваете? - Да, - отвечает". Поговорили немножко и расстались, но обменялись адресами. Он прислал мне письмо, написал, что съездил к отцу Николаю на остров Залита, попросил благословения у батюшки, и стал добиваться моей руки. Моим духовным отцом был тогда отец Савва, и я Володе ответила, что если меня отец Савва благословит, я приму предложение.

- Вас не испугало такое внезапное предложение? В православном мире понятно, когда и при каких обстоятельства надо выходить замуж, жениться - только с благословения священника, и неважно, сколько знакомы молодые люди?

- Но мы же вообще и знакомы не были, но благословение духовника показывает, что брак возможен, и на нём есть и Божье благословение. Если будет благословение батюшки Саввы, значит, я выйду замуж, а если он не благословит - против воли духовника не пойду. Но я чувствовала, если отец Савва благословит меня выходить замуж, то это будет благословение на всю жизнь, а если не благословит, значит, нет Божьего благословения, тогда и замуж выходить мне за него не надо.

Мы переписывались некоторое время, а потом поехали к отцу Савве, и батюшка нас благословил. А у Володи был духовным отцом отец Иоанн (Крестьянкин), и тогда отец Савва сказал, "куда иголка, туда и нитка", так что благословил меня перейти к отцу Иоанну, чтобы духовный отец был один. В это время у меня уже не было ни мамы, ни папы, отец Савва вынес из своей кельи Казанскую иконочку Божией Матери и благословил меня ею. Она была чёрная-чёрная, и он мне сказал: "Возьмёшь иконочку, почистишь её, чтобы она блестела, и жизнь такая же у тебя будет". Мы её вычистили, заказали киотик, и она до сих пор сохраняет нас в нашей жизни. Нам было тогда по 24 года.

- Сколько детей у вас с батюшкой и сколько внуков сейчас?

- У нас была старшая дочь - Наташа, утонула в семилетнем возрасте на нашем прудике, он и сейчас возле дома. Головка у неё была беленькая, кучерявая, она как кукла плавала в этом пруду, батюшка увидел, схватил её сразу, поднял на руки, но было поздно. А до этого мы оба видели сон, почти один и тот же, что наша девочка должна утонуть. Я тяжело переживала, но сейчас бы я смотрела другими глазами, и себя успокаиваем тем, что приобрели своего молитвенника на небе, как Ангела-хранителя семьи. Но это осознаёшь со временем, а тогда переживали очень, у нас уже был второй маленький Костя. Девочка была очень добрым ребёнком, дадут ей булочку, а она спрашивает: "А Котьке?" Мало того, и ещё попросит: "А маме?" Чем бы её в церкви не угостили, она сама не возьмёт, пока Котьке не дадут: наши дети привыкли делиться друг с другом, но она сама умела делиться, её никто этому не учил. Протягивает руку для гостинца, а другую - для брата. Все уже знали и давали ей и Котьке.

Нашему сыну Константину 32 года, он священник на приходах в Хредино и Лудонях. У Кости и матушки Лиды есть сын Илюша, Люба пяти лет, и матушка ждет третьего ребёнка. После Константина у нас родилась Екатерина, она замужем за отцом дьяконом Александром, который служит в Палкино вместе с отцом Владимиром, своим тестем, ей 25 лет. 

И Катя, и Александр окончили наше псковское Духовное училище, а отец дьякон оканчивает Свято-Тихоновский богословский институт. У них сын Коля - три с половиной года и маленький Павлик. За Катей идёт Настя, у неё тоже муж дьякон Роман, он служит в Дно в Михаилоархангельском храме, тоже оба выпускники Духовного училища, у них недавно родилась девочка Ксения, ей пока полгода. Наш сын Миша окончил лицей в Палкино, выучился на механика-слесаря и сейчас служит в армии, полгода осталось. Владыка его звал: "Приходи к нам", но не знаю, что он решит. После Миши идут двойняшки: Христина и Валя, им девятнадцать. Обе учились в Духовном училище. Валя вышла замуж за ученика Духовного училища, живут в Кронштадте, у них девочка Наталья. А Христина продолжает учиться в Духовном училище, сейчас перешла на последний третий курс. И Маша, наш восьмой ребенок, ей шестнадцать, заканчивает девятый класс, сдаёт экзамены.

- Ваша семья - кузница кадров Псковской епархии, а куда собирается Маша, в Духовное училище?

- Говорит, надоело учиться, раздумывает, куда идти, но хочет служить в армии. У нас в Палкино школа особенная, экспериментальная, есть ли такая в Пскове - не думаю, дети в ней как подопытные кролики. Так что Маша хочет быть военной и одновременно поваром. У нас в Пскове стоит десантная дивизия, гвардейская, такую православную девушку Машу туда с удовольствием возьмут поваром. Не знаю пока, что она выберет, молимся, а папе-то не очень нравится Машин выбор.

- Скажите, как выращивали такую ораву, такой коллектив, как это возможно вырастить семерых детей, причем, один из них - священник?

- Думаю, что только с помощью Божьей. Время было тяжёлое и трудное, мы даже не могли купить колготки детям, не только из-за материальных проблем, просто их продавали по талонам определённое количество, а многодетные матери были наравне с теми, у кого один ребёнок. Спасибо добрым людям, они нам помогали, давали одежду, иначе нам не справиться было, и сейчас нам помогают, нашим внукам. Мы своё тоже раздали, из чего наши ребята выросли. Трудности были обычные: вы представляете, как сразу можно отправить пять школьников в школу? Мне учителя шутили: "Матушка, тебе надо мини-школу дома устраивать". Как было сложно всем купить портфели, учебники, тетради, обложки, одежду...На классное собрание не знаешь к кому идти: ходишь туда, где особенно необходимо поговорить с учителем.

В школе у нас было всегда хорошо, ребята учились неплохо, Миша боевой рос, но учителя его любили. Однажды что-то случилось в классе, нахулиганили, учительница подняла их: стоят пять минут, десять, пятнадцать, и только Миша Бабин, как мне потом рассказала учительница, сказал при всём классе: "Простите нас, пожалуйста". После уже и другие попросили прощения. Нас очень спасает - дети у нас не злобные, а это большое дело, о девчонках даже не говорю: добрые дети. Мир наш, как вы знаете, лежит во зле, поэтому доброта моих детей меня очень радует. Вот с Машей учителям жалко расставаться, и мне: чего бы не попросил сделать, сразу бежит и делает. В других семьях обычно надо заставлять детей, просить.

- Ваши дети трудолюбивые, судя по Маше, которая и стол помогает накрыть для трапезы в храме, и посуду убирает, и моет, все быстро и без напоминаний. Это не трудно сделать, наверное, но в Маше чувствуется готовность помочь, в отличие от того ребёнка, который в семье единственный?

- У нас с детства дети приучены к дежурству: неделя была распределена между всеми, и они уже знали, что дежурят, и никого не надо было заставлять.

- Выходит, матушка, очень хорошо иметь многодетную семью: один помогает выращивать другого, они вместе учатся, делают уроки, помогают маме, главное пережить этот младенческий период и дорастить до семи лет хотя бы?

- Костя вынянчил Катю от начала и до конца. Двойняшек помогали растить Катя и Настя, поэтому одна была "Катина", другая - "Настина". Мы недавно вспоминали, что им не нужны были друзья, они вырастали в своём детском домашнем мире, и грязи извне не нахватались. Те же ребята из пятиэтажек - на улице каждый чего-то слышит не для детского уха предназначенное, а наши ребята всегда в кругу семьи, им хватало своего общения. 

Знаете, как весело проходят у нас дни рождения, дни Ангела: накрывается большой стол с тортами, хоть какими бедненькими, а если в посту, значит, безоговорочно постная еда. Садились за стол, зажигали свечи, и каждый говорил своё поздравление имениннику, да и звать кого-то уже было сложно: места нет за столом, особенно, когда родные приезжали на празднество. Дети друг за другом тянутся, старшие показывают пример младшим. У нас есть огород, своя картошка, всё своё, поэтому на огороде они работают с детства - все приучены к труду, а это большое дело. Знаю, что если выйдут замуж, а Миша - женится, они не пропадут, всю необходимую для семьи работу они умеют делать: убирать стирать, готовить, копать, полоть и т. д.

- Как детские болезни, как лечились, как переживали? Сейчас мамы вызывают врача, дают детям таблетки, а что матушка делала в таком случае? У вас, наверное, "эпидемии" были: один заболеет - все заболевали?

- Нас как-то Господь хранил: дети почти не болели. Когда я была беременной, не ела ни одной таблетки, ни одного укола мне не сделали, дети рождались здоровыми. И всегда иду с молитвой на каждые роды, я такая трусиха, родов боялась. Когда рожала, до самой последней минуты молилась про себя: "Богородице, Дева, радуйся...", начинаются схватки, а я молюсь. И детям своим советую: от схваток и до схваток читайте "Богородице, Дева, радуйся...", и Матерь Божия поможет. Ну, если и это невозможно, то тогда остаётся только "Господи, помилуй!": вдох и выдох. Только с молитвой и больше никак.

Дети не болели, Слава Богу! Они же молятся, с детства приучены к молитве. Утром и вечером мы молились с ними вместе, а чтобы не было трудно, у нас своё короткое молитвенное правило. Пели "Трисвятое", "Царю Небесный", "Отче наш", "Богородице, Дева, радуйся", "Милосердия двери отверзи, Жизнодавче", пели "Помилуй нас, Господи, помилуй нас", "Святый Боже", "Взбранной Воеводе". 
Чтобы они не только слушали и читали - это для детей тяжело, а пели все вместе, это им было интересно. Заканчивалась молитва, прикладывались к кресту, брали благословение у батюшки и - в кровать. Так же и утром - молились: и кто в садик, кто в школу, кто ещё дома. Вечерами я им всегда читала Жития святых, у нас же дети названы по святцам: Екатерина, Анастасия, Валентина, Мария, Христина - интересные жития, и им самим интересно слушать. Христина с Валей - рождественские девочки, потому что родились в самую Рождественскую ночь с 6 января на 7. Дети Жития слушали с большим интересом, садились вокруг: кто на полу, кто на диване. Машино Житие длинное, интересное, она названа во имя святой Марии, супруги святого Ксенофонта, у них дети потерялись, их искали, молились и нашли, старец привел им плачущих детей.

- Значит, у кого теряются дети, надо молиться святым Ксенофонту и Марии, получается? 

- Наверное.

- Вас послушаешь, матушка, кажется, что совсем не трудно быть многодетной матерью?

- Время прошло, многое забылось, а хотя бы собрать детей в храм: одеть одного, другого, третьего, четвертого... В храме мне нужно быть рядом с батюшкой всегда, я пела на клиросе, и вот одного посадишь на колени, другого - рядом, а третьего на окошко положишь.
 
- А батюшка Вам помогал?

- Да, когда были маленькие дети, знаете, очень трудно было стирать, и стирки много, и воды из-под крана нет, за водой далеко ходить, надо под гору спуститься и в посёлок пройти. Вот батюшка флягами возил несколько раз в день воду и для еды, и для стирки, много воды надо было. Полоскали в реке, я полощу, а он выжимает, так и стирали вдвоём.

- Чем отличается жизнь матушки, жены священника, от жизни обычных женщин?

- Принципиально. Я задумываюсь иногда об этом, и могу сказать, что много чего нельзя себе позволить по отношении к мужу, даже грубого слова, он же - священник. Я у него благословение беру, целую ему руку, руку священника, называю батюшкой. Он меня - матушкой, иногда мамой, редко при народе "матушка Алевтина". В церкви всё другое, дома могу сделать какое-то замечание, подсказать, а в церкви у меня нет никакого голоса. Сейчас я всё время с ним, потому что наши певчие состарились, а если крестины, похороны - я рядом, пою, и любую требу мы вместе: он служит, я пою, и батюшка привык, что я всегда под рукой.

- Традиционное направление материнской заботы: накормить, одеть, обуть ребёнка и дать ему образование, а какой долг у родителей перед детьми на самом деле, ведь одеть-обуть это само собой разумеющееся?

- Для меня самое главное, как в Святом Писании сказано, когда придётся отвечать пред Богом за своих детей, и мы предстанем пред Господом, чтобы он нам дал добрый ответ. Чтобы наши дети не погибли, чтобы души их были православными, и они приносили радость нам и Бога прославляли.

- Государство принимало участие в Вашей многодетной семье, помогало Вам, Вы замечали его помощь?

- А какой ответ Вы хотите услышать? 

- Честный.

- Нам давали раньше 12 рублей детское пособие на ребенка, а сейчас по 70 рублей - вот вся помощь.

- Матушка Алевтина, что-то можете сказать нашим женщинам, дать искренний совет?

- Дала бы только один совет, чтобы мужья и жёны относились друг к другу терпимее и старались понять друг друга, прощать ошибки, не спешить делать категорические выводы, и обязательно уделять больше времени детям и больше за них молиться. Главное молиться за детей и своих мужей.

- Что для Вас самое трудное в жизни, духовно трудное?

- Для меня самое трудное, чтобы мои дети были поставлены на путь праведный, чтобы место своё в жизни нашли. Не как лучше пристроились, а чтобы были на своём месте, и чтобы не я определяла им это место, а Господь, не против воли Божьей и нам на радость. Это самая главная забота. Остались Миша, Христина, Маша, куда они пойдут? Мы понимаем, что на всё воля Божья, и хочется, чтобы воля эта исполнилась на детях, а не наша. Не думайте, что в нашей жизни всё было гладко и просто, были и есть внутренние переживания, но со временем всё трудное прошлое стирается, и мы смотрим на это другими глазами и во всём видим Промысл Божий, так что переживать много не надо, за нас Господь хлопочет. А мы должны смиряться с волей Божьей и принимать всё то, что с нами случается и что с нами происходит. Слава Богу, за всё!
Опубликовано 11 сентября 2017 г.Всероссийский день трезвости в Опочке

Фотоальбомы

(ФОТО) Митрополит Евсевий совершил чин освящения купола и креста храма Рождества Христова поселка Красиковщина

30 августа 2015 года, Митрополит Псковский и Порховский Евсевий, совершил чин освящения купола и креста восстанавливающегося храма Рождества Христова поселка Красиковщина Псковского района.