Отчетно-информационные доклады уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области (1951–1952 годы) -

Отчетно-информационные доклады уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области (1951–1952 годы)

Опубликовано 2 сентября 2015 г. г.Великие Луки
Значительная часть хранящихся в отечественных архивах документов, проливающих свет на положение Русской Церкви, ее иерархов, священнослужителей и верующих в годы советской власти, еще не выявлена, ко многим из них всё еще нет доступа. Розыск таких материалов (прежде всего в местных документохранилищах: городских, областных, краевых архивах), их научное описание и изучение – важнейшая задача. Иеродиакон Феофан (Бортников) просмотрел материалы Псковского архива. Результатом его изысканий стала успешно защищенная недавно магистерская диссертация «Государственный архив новейшей истории Псковской области как источник по церковной истории северо-западной России». 

Публикуемая статья знакомит с частью материалов, хранящихся в этом архиве.

Город Великие Луки – один из древнейших городов России, в 2016 году ему исполнится 850 лет. Первое упоминание о Великих Луках находится в Новгородских летописях, в повествовании о событиях 1166 года: тогда «на зиму приде Ростислав из Киева на Лукы»[1]. «Великими» же Луки начали называться только в XV веке, изначально в Псковских летописях. В своей древнейшей истории город был неоднократно разрушаем, но каждый раз возрождался вновь. 

Трагический эпизод произошел во времена Ливонской войны в 1580 году, когда Великие Луки были захвачены войсками Стефана Батория. В это время в войсках противника находился отряд русского князя Андрея Курбского, который бежал из России 30 апреля 1564 года. Тогда он выехал из Юрьева с тремя лошадьми и 12 сумками с добром, бросив сына и беременную жену, не думая о том, какая участь ждет теперь родственников предателя. Действительно, ближайшие его родственники были вскоре арестованы и бесследно исчезли во времена опричнины. При этом спустя годы в своих обличительных письмах Курбский напишет: «Все думают лишь о своем богатстве и, ухватившись за него, простираются перед власть имущими, льстят им и заискивают перед ними, лишь бы только сохранить свое богатство и приумножить его. А если и сыщется кто-нибудь, кто говорит, выполняя Божью волю, о правде, то такого власти осуждают и, после многих мучений, предают страшной смерти»[2]. Лживость, коварство и лицемерие Курбского были подтверждены его участием в боях под Великими Луками. Хорошо зная окрестности города, предатель окружил и полностью истребил отряд русских воинов, за что получил поощрение от Стефана Батория. 

Во время Великой Отечественной войны Великолукская наступательная операция (24–25 ноября 1942 г. – 20 января 1943 г.) была названа «Малым Сталинградом». Почти одновременно с событиями под Сталинградом немецко-фашистские войска здесь были окружены и полностью разгромлены. Как и под Сталинградом, Гитлер лично стремился предотвратить разгром Великолукского «котла»: «Фашисты решили любой ценой удержать Великие Луки. Немецкий гарнизон получил личное приказание Гитлера: город не сдавать. Всем немецким солдатам и офицерам Великолукского гарнизона были обещаны кресты и отпуск на родину, а начальнику гарнизона полковнику фон Зассу обещано город назвать его именем – Зассенбург, и пожалован рыцарский крест, который был ему доставлен в Великие Луки на специальном самолете»[3]

Освобождение Великих Лук от гитлеровских войск стоило городу огромных разрушений. Из 3391 дома, которые числились в довоенных переписях, 3083 были полностью разрушены или сожжены. 10 ноября 1944 года Совет народных комиссаров СССР принял специальное постановление «О мероприятиях по восстановлению хозяйства города Великие Луки». 

Великолукская епархия
 
Как самостоятельная церковно-административная территориальная единица Великолукская епархия просуществовала недолгое время – с 1926 по 1957 год – и официально называлась Великолукская и Торопецкая епархия. За 30-летнее существование епархии в ней сменилось 12 правящих архиереев. В довоенный период правящими архиереями были четыре епископа, которые неоднократно подвергались репрессиям и были расстреляны в 1937 году. 

Первым правящим архиереем Великолукской епархии был епископ Макарий (Матвей Дмитриевич Звёздов, 1874 г.р.). Он происходил из простой крестьянской семьи села Гарусова Тверской губернии. Во время своего архиерейского служения в разных епархиях владыка не раз подвергался арестам, а 20 октября 1937 года постановлением Тройки УНКВД по Свердловской области был приговорен к высшей мере наказания. Владыка Макарий был расстрелян 23 октября в городе Свердловске. Великолукскую и Торопецкую епархию епископ Макарий возглавлял с мая 1926 года по сентябрь 1927 года. 

После владыки Макария во главе Великолукской и Торопецкой епархии встал епископ Тихон (Сергей Феофанович Рождественский). Владыка Тихон родился в 1881 году, происходил из семьи светского чиновника из Новгорода. Семья была глубоко верующей; родной брат владыки – Анатолий Феофанович Рождественский – впоследствии был протоиереем в Новгородской епархии. Во главе Великолукской кафедры владыка Тихон был с сентября 1927 года по декабрь 1930 года. В начале 1931 года он был арестован органами ОГПУ в Великолукском районе Псковской области и обвинен в создании крупной контрреволюционной и церковно-монархической организации «Усиление христианского движения». Согласно сфабрикованным следствием документам, владыка Тихон являлся руководителем этой организации, состоящей из священнослужителей, церковнослужителей и мирян в количестве 190 человек. 12 ноября 1931 года Особое совещание при Коллегии ОГПУ вынесло приговор обвиняемым по стт. 58-10, 58-11 УК РСФСР. «Всё дело специалистами ОГПУ было сфабриковано. Ни одно из обвинений уголовного характера фактами не подтверждалось. Поэтому в открытом судебном заседании рассматривать такое “дело” власти не рискнули. Внесудебный орган – ОС при коллегии ОГПУ – на основе лишь одних идеологических обвинений приговорил 178 человек к трем годам лишения свободы или высылке на такой же срок… 12 человек были лишены права проживания в ряде населенных пунктов…»[4]. 

По окончании ссылки владыка Тихон проживал в Ленинграде и был настоятелем Князь-Владимирского собора. В 1937 году был арестован и расстрелян 9 октября того же года. Похоронен владыка в Ленинградской области, на Левашовской пустоши. 

Третьим правящим архиереем Великолукской епархии стал владыка Серафим (в миру Александр Алексеевич Протопопов, 1894 г.р.). На Великолукскую кафедру он был назначен 7 июля 1934 года, но в управление не вступил. За время своего священнического служения он несколько раз арестовывался карательными органами, после ареста 1937 года его приговорили к высшей мере наказания. 8 августа 1937 владыка Серафим был расстрелян. 

Последним предвоенным епископом Великолукской епархии был владыка Иоанн (Иоанн Ефимович Троянский, 1862 г.р.). Епископ Иоанн происходил из священнической семьи, жившей в Воронежской губернии, до принятия монашества был приходским священником. В 1935 году, после отбытия ссылки, он был назначен правящим архиереем в Великолукскую и Торопецкую епархию. По прибытии на кафедру владыка занял активную позицию, часто служил и проповедовал, не страшась угроз и предупреждений от советских руководителей. В обвинительном заключении владыки Иоанна говорилось следующее: «…Троянский, посещая церковь, произносит проповеди контрреволюционного содержания; так, в начале июля 1937 года Троянский, будучи в Вознесенской церкви, говорил: “Апостол Павел страдал за веру христианскую, и ему были не страшны ни пытки, ни казни, а мы изменяем вере, боясь репрессий”»[5]. Благодаря активной позиции владыки в борьбе с обновленчеством 13 священников из обновленчества вернулись в Русскую Православную Церковь, покаявшись в своем отступничестве. 31 августа Тройка НКВД приговорила преосвященного Иоанна к расстрелу. Епископ Иоанн был расстрелян 4 сентября 1937 года. В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви владыка Иоанн был причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских для общецерковного почитания. 

В послевоенный период, до закрытия Великолукской и Торопецкой кафедры, правящими архиереями побывали еще семь архиереев. С июля 1951 года по июль 1954 года временное управление Великолукской епархией было поручено архиепископу Калининскому и Кашинскому Алексию (в миру Виктор Михайлович Сергеев, 1899 г.р.). Он происходил из мещан Московской губернии, был человеком сложной, неоднозначной судьбы. Время его попечения о Великолукской епархии выделяется особо, так как именно к этому периоду относятся те архивные документы фонда № 5473, обнаруженные в Особом секторе Секретной части Великолукского областного комитета партии, которые и будут рассмотрены в данной статье. 

Отчетно-информационные доклады уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области
 
В Государственном архиве новейшей истории Псковской области (далее – ГАНИПО) в фонде № 5473 (опись 1, дело 1859) имеются отчеты уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области Ф. Углова за четвертый квартал 1951 года, а также за первый, второй и третий кварталы 1952 года. Материалы находятся в Особом секторе Секретной части Великолукского областного комитета партии за 1952 год и имеют заголовок «Информационные доклады уполномоченного о состоянии и деятельности русской православной церкви в области». Следует отметить, что Великолукская область существовала с 1944 по 1957 год, а в 1957 году она была расформирована, при этом часть ее районов отошла к Псковской области, а другая часть – к Калининской (ныне Тверской) и Смоленской областям.
 
В результате изучения описи 1 фонда № 5473 не было найдено других дел с заголовком «Информационные доклады уполномоченного о состоянии и деятельности русской православной церкви в области». Осмотр Секретной части Особого сектора фонда № 5473 также не дал результатов, так что на данный момент другие отчеты уполномоченного по Великолукской области не обнаружены. В целях объективности можно указать и на то, что в Государственном архиве Псковской области (далее – ГАПО) «Информационные доклады уполномоченного о состоянии и деятельности русской православной церкви в Великолукской области» Ф. Углова также не найдены, но находятся документы за подписью уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области А. Куница и и.о. уполномоченного по Великолукской области тов. Рудакова. Эти документы относятся к концу 1956 – началу 1957 годов, среди них находятся и акты передачи храмов в Псковскую епархию. Эти документы хранятся в фонде № 1776 (опись 1, дела 63, 64) ГАПО, но в представляемом материале нет возможности провести сравнительный анализ этих документов. 

Информационный доклад о состоянии РПЦ в Великолукской области за четвертый квартал 1951 года 

В хронологическом порядке информационный доклад о состоянии РПЦ в Великолукской области за четвертый квартал 1951 года является первым. Первая страница указанного доклада напечатана не на специальном бланке, а на обычном листе формата А4, где в левой верхней части находится чернильный штамп, указывающий на то, что этот документ относится к отчету уполномоченного по делам РПЦ при Совете Министров СССР по Великолукской области. Чернилами вписаны дата выхода документа и номер экземпляра. В правой верхней части нет штампа секретности, но есть красная печать Особого отдела Великолукского обкома ВКП(б). Подобного указания о секретности нет и на следующем листе доклада, хотя этот вопрос поднимался на «Инструктивном совещании уполномоченных Совета» 1950 года в Москве, где было строго предписано ведение подобных докладов в формате секретных дел. На последней странице документа указано, что отпечатан он был в четырех экземплярах[6]. Первый экземпляр направлен председателю Совета т. Карпову, второй, соответственно, секретарю обкома ВКП(б) т. Румянцеву, третий – председателю исполкома облсовета т. Харину, четвертый – в дело. 

Переходя к содержанию информационного доклада о состоянии РПЦ в Великолукской области за четвертый квартал 1951 года, можно отметить, что уполномоченный Ф. Углов указывает: «За отчетный квартал изменений в количестве действующих церквей не произошло. На 1 января 1952 года в области значится 20 действующих церквей»[7]. Далее приведены краткие характеристики духовенства Великолукской области, при этом указано, что некоторые из священников имеют судимость по ст. 58.
 
На второй странице информационного доклада уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области Ф. Углова приведен поразительный факт: «За отчетный квартал заявлений об открытии церквей ко мне не поступало, поступило заявление об открытии церкви в г. Белый Бельского района непосредственно Калининскому архиепископу… епархиальный Совет Великолукской епархии своим постановлением от 3 ноября 1951 года № 4 поддержал указанное ходатайство. О чем дословно привожу выписку из указанного протокола: “…Епархиальный Совет почтительнейше докладывает его высокопреосвященству, что город Белый является самым глухим уголком В.-Лукской епархии и области. От него в радиусе 140 км нет ни одной действующей церкви. Граничит Бельский район со Смоленской областью, в этих краях которой также нет церквей, почему имеют место случаи в роде таких. Бывший церковный сторож выдавил из вишен сок и, налущив гороху, этим "причащал". На замечание, что это кощунство, последовал ответ: "Батюшка, нам и это хорошо, мы отчаялись…"”»[8]. 

Информационный доклад о состоянии РПЦ в Великолукской области за первый квартал 1952 года 

Следующий по хронологическому порядку информационный доклад относится к первому кварталу 1952 года, он также напечатан на обычном листе А4, где в левой верхней части находится чернильный штамп, указывающий на то, что этот документ относится к отчету уполномоченного по делам РПЦ при Совете Министров СССР по Великолукской области. В правой верхней части документа также нет штампа секретности, но есть красная печать Особого отдела Великолукского обкома ВКП(б). На последней странице указано, что было отпечатано четыре экземпляра документа. Первый экземпляр направлен председателю Совета т. Карпову, второй, соответственно, секретарю обкома ВКП(б) т. Румянцеву, третий – председателю исполкома облсовета т. Харину, четвертый – в дело. 

В самом информационном отчете уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области Ф. Углова на пятой странице имеются два подчеркивания красным карандашом. Первый отрывок говорит о следующем: «…поп (храма г. Опочка)… взял себе келейником и готовит в монахи… 16-летнего юношу, который под предлогом плохой памяти, а на самом деле под воздействием своей матери ушел из школы, не окончив четырех классов и на это ни школа, ни городской Совет почти не обращают внимания…»[9].
 
Второй фрагмент, подчеркнутый красным карандашом, свидетельствует о следующих фактах: «…Зять попа церкви с. Теребени Опочецкого района… (фамилию его и место работы пока не удалось установить), но работает где-то в Латвийской ССР завед. автобазой, член ВКП(б), продал бывшему епископу Великолукской епархии… легковую автомашину марки “Победа” за 14 тысяч рублей… В тех районах, где имеются церкви, нередки случаи отправления религиозных обрядов коммунистами (крещение детей, отпевание и похороны покойников). Так, директор Опочецкой МТС… допустил похороны своей тещи с попом…»[10]. 

Последний примечательный фрагмент, который необходимо привести из рассматриваемого доклада, вновь касается прошения об открытии Петропавловской церкви в г. Белый, вопрос о котором был поднят еще в предыдущем отчете за четвертый квартал 1951 года. В докладе за первый квартал 1952 года приведен следующий факт: одна из женщин г. Белый «…в большие церковные праздники организовывала церковные службы в разрушенной Петропавловской церкви и исполняла обязанности попа. Но так как этому не было никакого противодействия со стороны местных органов власти, то в течение ряда лет до 1952 года в пасхальные дни и в другие местные праздники собиралось в указанную церковь до 300 человек верующих. Помощницей… была кладбищенская сторожиха… которая живет в своем домике при кладбище и существует за счет приношений верующих…»[11]. Такие случаи в те времена не были исключительными; так, можно указать на подобную же ситуацию, которая сложилась в Приморском крае, где за неимением священника в 1940–1950 годах одна из прихожанок «исполняла службу» вместо священнослужителя. 

Информационный доклад о состоянии РПЦ в Великолукской области за второй квартал 1952 года 

Информационный доклад за второй квартал 1952 года по Великолукской области составлен по форме предыдущих докладов. Первый лист этого доклада также отпечатан не на бланке, а на обычном листе, где поставлена печать-штамп уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области. Особенностью этого документа является то, что на нем имеется указание «2 экз.». Это дает возможность говорить о том, что данный экземпляр был направлен секретарю обкома ВКП(б) т. Румянцеву, так как в конце отчета отмечено, что было отпечатано четыре экземпляра документа, при этом второй экземпляр направлен т. Румянцеву. 

Из сведений, напечатанных на двух листах, представленных для изучения, можно отметить некоторые особо значимые с содержательной точки зрения фрагменты. На листе 18 дела № 1859[12] перечислены перемещения священников епархии за отчетный период, на листе 23 приведены данные «о посещении церкви».
 
Так, в отчете отмечается: «…в составе духовенства произошли следующие изменения: второй священник церкви г. Торопец… арестован органами МГБ. Священник церкви г. Великие Луки… осужден на 10 лет за покупку краденного бензина…»[13]. Второй случай осуждения священника из г. Великие Луки представляет, по-видимому, бытовой характер, чем же вызван арест священника из г. Торопца, установить сложно. Основная часть доклада закрыта для изучения. На последней странице отчета уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области Ф. Углова указывается на снижение количества верующих, посещающих церкви, однако никаких конкретных цифр, свидетельствующих об этом, не приводится: «…интерес к церкви со стороны большинства верующих падает, а служители культа, теряя свои доходы, идут на разного рода злоупотребления, чтобы эти доходы повысить. Об этом свидетельствует и тот факт, что за истекший квартал в такие массовые церковные праздники, как “пасха” и “троица” посещаемость церкви в большинстве приходов была ниже, чем в 1951 году»[14]. 

Следует при этом обратить внимание на то, что подобный информационный отчет уполномоченного по делам РПЦ по Псковской области А.И. Лузина содержит более подробные конкретные статистические данные. 

Информационный доклад о состоянии РПЦ в Великолукской области за третий квартал 1952 года 

Информационный отчет уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области Ф. Углова за третий квартал 1952 года ограничен для изучения и представлен одним листом из доклада. В нем перечислено несколько священников, которые были перемещены на другие приходы или лишены регистрации. Также приведены данные о количестве храмов в Великолукской области, число которых не изменилось: их осталось 20.
В заключение обзора информационно-отчетных докладов по Великолукской области можно сделать следующие выводы: 

– при ликвидации Великолукской области в 1957 году архивные документы, в том числе информационные доклады уполномоченных по делам РПЦ, могли быть преданы не только в архивы г. Пскова, но и в архивы г. Твери и Смоленска (в ГАПО, как уже говорилось ранее, отчетов уполномоченных по Великолукской области не было обнаружено); 

– в ГАНИПО, фонд № 5473, при изучении описи № 1 было найдено только одно дело № 1859, где находились отчеты уполномоченного по делам РПЦ по Великолукской области, они находились в Секретной части Особого сектора, где, возможно, могут находиться и другие отчеты уполномоченных; 

– для выяснения сохранности, состояния, нахождения или возможного уничтожения информационных отчетов уполномоченных по делам РПЦ по Великолукской области необходимо обращаться в архивы г. Пскова, г. Твери, г. Смоленска, так как после ликвидации Великолукской области некоторые из районов перешли в состав не только Псковской, но и Тверской и Смоленской областей; 

– также можно указать, что в ГАРФ могут находиться первые экземпляры отчетов, которые направлялись в Москву председателю Совета по делам Русской Православной Церкви Г.Г. Карпову. 
 
Иеродиакон Феофан (Бортников)

[1] См.: Полное собрание русских летописей. Т. 3. СПб., 1879. С. 14. Цит. по: Великие Луки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. Т. Vа. СПб., 1892. С. 757.
[2] Второе послание Вассиану Муромцеву. Цит. по: Библиотека литературы Древней Руси / Под ред. Д.С. Лихачева, Л.А. Дмитриева, А.А. Алексеева, Н.В. Понырко. Т. 11: XVI век. СПб., 2001. С. 511.
[3] Иванова П. Великие Луки: Справочник для туристов. Л., 1968.
[4] Псковский синодик пострадавших за веру Христову в годину гонений священноцерковнослужителей, монашествующих и мирян Псковской епархии XX столетия / Под ред. архимандрита Ермогена (Муртазова). М.; Псков, 2005. С. 118.
[5] Священномученик Иоанн (Троянский), епископ Великолукский и Торопецкий.
[6] ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 602. Л. 39, 49, 50.
[7] ГАНИПО. Ф. 5473. Оп. 1. Д. 1859. Л. 9. Орфография и пунктуация документа здесь и далее сохранены.
[8] Там же.
[9] Там же. Л. 6.
[10] Там же.
[11] Там же. Л. 4.
[12] ГАНИПО. Ф. 5473. Оп. 1.
[13] ГАНИПО. Ф. 5473. Оп. 1. Д. 1859. Л. 18.
[14] Там же. Л. 23.
Опубликовано 7 августа 2018 г.Иерею Георгию Корнюшкину
Опубликовано 3 августа 2018 г.В Великих Луках отметили 88-ю годовщину ВДВ

Фотоальбомы

(ФОТО) Митрополит Евсевий совершил чин освящения купола и креста храма Рождества Христова поселка Красиковщина

30 августа 2015 года, Митрополит Псковский и Порховский Евсевий, совершил чин освящения купола и креста восстанавливающегося храма Рождества Христова поселка Красиковщина Псковского района.