Учреждение Псковской епархии (Исторический очерк) -

Учреждение Псковской епархии (Исторический очерк)

Опубликовано 13 июня 2013 г. Псковская Троица (фрагмент)

В 1889 году с трехсотлетием учреждения всероссийского патриаршества совпало трехсотлетие самостоятельности Псковской церкви, так как Псковская епархия учреждена была в 1589 г. В мае же 1894 года исполняется 305-й год её существования.

В области р. Великой свет христианской веры, по преданию, воcсиял еще в половине Х в., когда св. княгиня Ольга Российская, по возвращении из Царьграда, посетила свою родину. Но распространение христианства в Пскове началось вслед за крещением св. Владимира, его семьи и Киевлян. Раcсадив сыновей своих по главным городам Руси и в том числе Судислава – в Пскове, равноапостольный князь поручил им и сопровождавшему их духовенству – крестить народ, сокрушать идолов и строить христианские храмы. Псков, недолго имевший отдельного от Новгорода великокняжеского наместника и после Судислава превратившийся в первый пригород Новгорода, без отдельного князя, - соответственно сему, при возникновении в 992 году первых русских епархий, в церковном отношении стал в зависимость от Новгородского владыки, войдя в состав его епархии. С тех пор в течение 597 лет владыка Новгородский был и архипастырь Псковским, хотя в последние 258 лет означенного периода Псковская область неоднократно пыталась обособиться в самостоятельную епархию, имея достаточные к сему побуждения.

Первая попытка Псковичей получить отдельного епископа относится к 1331 году. До XIY в. Новгородские владыки управляли Псковскою церковью через своих наместников, назначаемых в большинстве случаев из Новгородцев, изредка посещали Псков и, наоборот, постоянно требовали к себе Псковское духовенство на суд в Новгород; получали с Псковского духовенства определённые доходы; посвящали в Псковскую область священнослужителей и пользовались значительными угодьями и вотчинами, уступленными Псковским вече в пользу святительской кафедры и известными под именем «владычины». Псковичи во все это время заявили себя усерднейшими и послушнейшими чадами православной церкви, строили монастыри и храмы,(1) снабжали их обильными вкладами и считали для себя большим праздником, когда владыка Новгородский посещал их город; подносили ему богатые дары и беcпрекословно исполняли все его приказания. В 1307 году у Пскова, значительно выросшего в гражданском и церковном отношениях, в первый раз «бысть…немирье со владыкою Феоктистомъ и съ Новгородцы», по объяснению Никитского, вследствие неблагосклонного приема Новгородским архиепископом предложения со стороны Псковичей об изменении в устройстве Псковской церкви.(2) В конце первой четверти XIY стол. Псков, при помощи Литовских князей, окончательно свергнул политическую зависимость от Новгорода, которой тяготился еще с XII в. Весьма естественно после этого, что в 1331 г., пользуясь случаем избрания нового владыки в Новгород, вследствие удаления в монастырь архиепископа Моисея, Псковичи выбрали себе отдельным, собственно Псковским, епископом инока Арсения и отправили его в Волынскую землю к всероссийскому митрополиту Феогносту на посвящение. Но митрополит не исполнил желания их, не смотря на ходатайство великаго князя Литовскаго Годимина и других тамошних князей, так как в это время на Москве возникает мысль о собирании Русской земли в одно целое, находившаяся в полном противоречии с местными обособлениями. Таким образом, первая попытка Псковичей отделить свою церковь от Новгородской не имела успеха, хотя особый епископ действительно был нужен для внутреннего устроения Псковской церкви и для распространения православия в Литве и Прибалтийском крае.

Пока не пришло время выделения особой Псковской епархии, Псковичам оставалось стремиться, по крайней мере, к смягчению несоответствия между политическим и церковным бытием Пскова. С 1348 года по Болотовскому договору, когда Новгород отказался от политической власти над Псковом и назвал его «молодшим братом» своим,(3) - владыка Новгородский должен был оставлять здесь своим наместником псковича, а вместо призыва Псковского духовенства на суд в Новгород был обязан посещать Псков в назначенный срок (именно чрез три года в чертвертый – на месяц,(4) отменив прежние неопределенные подъезды.(5) Кроме того, в дополнение к договору, Псковичи выговорили себе право, чтобы при владычнем наместнике на суде и во всяком церковном управлении Пскову держать своего мужа из мирских людей; так что наместник владыки мог вести свои дела не иначе, как по согласию с мужем, назначенным от веча.

Как в Новгороде вече имело громадное влияние на избрание местных владык, так в Пскове, вследствие Болотовскаго договора, это влияние простерлось на приходской клир, потому что приходское духовенство имело здесь такое же значение, как владыка в Новгороде; во главе земских дел стоял собор священников. Но вече присвоило себе право судить духовенство и распоряжаться церковными имуществами. Земский строй отразился и на организации Псковского духовенства; как и земство, оно разделялось на общины – купы, из которых каждая, состояла из нескольких приходов, была приписана к одному из 12 Псковских соборов(6) и управлялась старостой поповским. Как села тянули обыкновенно к городу, так и монастыри и сельские приходы тянули к городским соборным купам.

Владыка Новгородский, в 1348 г. почти лишенный всякой власти в Пскове, остался при одном праве – пользоваться определенными доходами с Псковских церквей и духовенства. Лучшие из Новгородских архипастырей, правда, не могли не скорбеть о том, что большею частью должны были оставлять Псковскую церковь без своего прямого святительского водительства. Но нередко бывало, что «владыки Новгородские более, кажется, заботились о своем месячном суде в Псков и о своих пошлинах, нежели о духовных потребностях паствы».(7) Известно, что к концу XIY и в первой четверти XY вв. церковное состояние Пскова было самое неутешительное. Искавшие себе священства отправлялись за рукоположением не в Новгород, как следовало бы, а шли на Москву, или в Литву. Псковские священники не знали церковного устава, не имели исправных богослужебных книг, иногда крестили через обливание, употребляли латинское миро, а вдовые иереи женились в другой раз и продолжали священнодействовать. Миряне вмешивались в дела монастырские и церковные, сами судили и наказывали духовных. И в то же время в Пскове свила себе гнездо ересь стригольников. Дошло до того, что Псковичи с своими недоумениями обращались не к своему Новгородскому владыке, а прямо к митрополиту. Митрополиты поощряли это, как великие князья поощряли такие же непосредственные отношения Пскова к Москве в гражданских делах, находя в этом средство к развитию своей власти в вечевых городах. Митрополиты Киприан и Фотий писали, например, в Псков грамоты, в которых обличали противоканонический порядок, происходивший от давления мирян на духовенство, хотя лучше всего было бы дать Пскову особого благонадежнаго архипастыря. 

Вскоре после того, как на рубеже XIY и XY вв. Псков подпал государственному влиянию Москвы, замечается вторая попытка Псковичей основать у себя отдельную епархию. Они в союзе с Москвой усмотрели ручательство того, что великий князь примет их сторону и, посадивши в Пскове своих наместников, найдет возможным избавить и Псковскую церковь от волновавших ее затруднений. Но расчет их на поддержку великого князя, в виду продолжавшейся пока удельно-вечевой обособленности Пскова, был ошибочен. За то митрополит Исидор, который в 1438 году проезжал из Москвы через Псков в Италию, в некоторое удовлетворение давнишнего желания Псковичей приобрести самостоятельное церковное устройство – вместо епископии основал в Пскове архимандритию, изъяв предварительно последнюю из ведомства Новгородского владыки и соединив непосредственно с самою митрополией. До сих пор владычный наместник хотя и назначался из Псковичей, тем не менее все еще оставался не чем иным, как только светским лицом, простым доверенным от владыки. По плану же м. Исидора звание наместника связывалось с определенною церковною должностью, с саном архимандрита, и таким образом получало большую самостоятельность. Псковский архимандрит приобретал, если исключить право посвящения духовных лиц, всю власть Новгородского владыки, равно как и связанные с нею доходы, и в этом качестве представлялся как бы некоторым викарием всероссийского митрополита.(8) Наместник стал в челе Псковского духовенства, и титул его занял место непосредственно после князя и посадника: князь, посадник, архимандрит и все соборы.(9) Первым архимандритом, назначенным в Пскове, был Геласий, который, по возвращении митрополита с Флорентийского собора, был отозван в Москву и заменен другим - Григорием.(10) Таким образом, м. Исидор надеялся, с одной стороны, устроить церковные дела в Пскове тем, что управление церковью поручил лицу, долженствовавшему уже по своему сану влиять на остальное духовенство и мирян, с другой же – не содействовать нарушению связи Пскова с остальной Русью, так как архимандрит был не выбранный Псковичами, а доверенное лицо из Москвы.

Это учреждение м. Исидора, низложенного вскоре после Флорентийской унии, было мимолетно, и Псковская церковь должна была снова перейти в ведение Новгородского владыки на прежних основаниях. К 1464 году относится третья попытка Пскова получить особого епископа. Всем Псковом на вече порешили отправить посольство в Москву с просьбой к великому князю Ивану III Васильевичу, чтобы «пожаловал свою отчину Псков, велел бы своему отцу – богомольцу, митрополиту Феодосию, поставить владыку во Псков и нашего Псковитина». Великий князь на это отвечал: «то есть дело великое, хотим о том с своим отцом митрополитом гораздо мыслити; и отец наш пошлет по наши богомольцы, а по свои дети, архиепископы и епископы, и будет ли подобно (прилично) тому быти; а ваши честные послы у нас будут; и мы вам откажем (дадим ответ), как будет пригоже». И действительно, в том же году великий князь, посоветовавшись с митр. Феодосием, дал ответ с новым Псковским посольством, что «немочно быти во Пскове владыке, зане искони не бывал, а не стол (кафедра) во Пскове». Таким образом последняя для независимаго Пскова попытка добыть себе отдельного епископа – не удалась. Хотя последние смуты в Псковской церкви и могли убедить как великого князя, так и митрополита, в необходимости отдельной епархии для Пскова, тем не менее на епархию в Москве по-прежнему смотрели как на местную церковь, а потому учреждение её считали опасным.

Псковичи, недовольные отказом, но неосмелившиеся идти открыто противъ великого князя, вскоре проявили косвенный протест. В 1468 году своеволие веча дошло до того, что оно отлучило от службы и лишило должностей всех вдовствующих священников и диаконов, не только не посоветовавшись об этом с владычним наместником и Псковскими соборами, но даже не спросившись ни у владыки Новгородскаго, ни у митрополита всея Руси. Это последнее чересчур крутое и своевольное распоряжение и многие другие вопиющие беспорядки и неправды, наконец подняли долго молчавшее духовенство. Если доселе священно-иноки и священники Псковской области находили себе единственную и ближайшую защиту от притязаний мирской власти в постепенной организации соборов, где у духовных были свои выборные поповские старосты, обязанные стоять за порядок церковный, - то осенью 1469 г. они решились на последнюю меру – установление связи между всеми Псковскими соборами, путем совокупнаго избрания из среды священства двух представителей, которые служили бы помощниками владычного наместника. Такими представителями «на вече пред всем Псковом посадили Андрея Козу…а другого с Завеличья Харитона попа.(11) Владыке, который, встревоженный этою новостью, приехал в Псков, сказали, что учрежденное ими церковное самоуправление необходимо, потому что владыка не может управляться с множеством дел, - в это последнее время смущение явилось великое, всего и рассказать нельзя.(12) Псковичи принуждены были отступиться от своего решения в 1470 году по требованию Иоанна III и митрополита Филиппа I.

Нельзя думать, чтобы у Московских великих князей не было сознания о настоятельной потребности устройства церковных дел в Пскове: сознание о такой потребности было, но только удовлетворение её казалось преждевременным, опасным; вследствие чего великие князья постоянно оставались глухими к справедливым искательствам Псковичей. С наступлением XYI ст. опасения великих князей были напрасны, безосновательны: ни отделение Пскова от остальной Руси и соединение с Литвой не имело никакого вероятия, так как Псков уже раньше убедился, противоположно Новгороду, в несостоятельности Литовского господства; ни тесный союз Пскова с Новгородом для защиты стараго порядка не представлял никакой возможности. Правда, у великаго князя Василия III, после падения самостоятельности Пскова (1510 г.), можно усматривать намерение образовать из Пскова особенную епархию из того ограничения время пребывания владык Новгородских в Пскове десятью днями вместо месяца, которое задумано было в Москве для смягчения перехода к отдельной от Новгорода Псковской епархии и объявлено в 1528 г. Новгородскому владыке не прямо, а чрез псковского дьяка Мисюря Мунехина,(13) но этот план не был приведен в исполнение. В царствование Иоанна IY Псков возбуждал такую же подозрительность к себе в Москве, как и в Новгороде. После Новгорода Грозный собирался разгромить и Псков, но сдержал свой гнев, увидя покорность жителей. Геройская и высоко-патриотическая оборона Пскова от полчищ польскаго короля Стефана Батория (в 1581 г.) решительным образом устранила всякие сомнения Московского правительства касательно прежнего вечевого города, и в 1589 году, при увеличении числа епархий нового всероссийского патриархата, Псков, как бы в награду за верность, получил себе давно желанного епископа в лице бывшего пред тем архимандритом Новгородского Юрьева монастыря - Мисаила.(14) В Псковском кафедральном соборе сохраняется древний деревянный посох, покрытый бархатом. На нем можно читать надписи, уясняющие его историю. На верху: «1436 г. Сряжен бысть посох замышлением преосвященнаго Владыки Евфимия, архиепископа великаго Новгорода». Ниже – «1589 г. Месяца июня в 26 день, на память преподобнаго отца нашего Давида, иже в Солуне, поновил посох епископ Мисаил Псковский и Изборский». Прочие надписи говорят о позднейших поновлениях посоха, оставшегося памятником исстаринной иерархической связи Пскова с Новгородом.

Пространство Псковской епархии не всегда было одинаково. Сначала она заключалась в пределах пяти ближайших городов и уездов: Псковского, Изборского, Островского, Опочецкого и Гдовского. По учреждении Петром I Псковской провинции, приписаны к Псковской епархии Заволочье, Красное, Городище, Нусторжевский (ныне Новоржевский) уезд и Кобылинск. В 60-х годах XYIII ст. к Псковской епархии причислен Великолуцкий уезд. Со времени преобразования Псковской провинции в губернию с 1773 г. и потом с 1777 г. в наместничество, от Новгородской епархии перечислены к Псковской города Холм и Порхов с уездами, а от Белорусской – Себеж, Полоцк, Невель, Двинск и Витебск. В 1781 г. Гдовский уезд отделен к С-Петербургской епархии, а с 1798 г. отошли и Белорусские города снова к Белорусской епархии. Между тем из Смоленской епархии с 1787 г. приписан к Псковской г. Торопец с уездом. Сверх того под духовной властью архипастырей Псковских состояли Лифляндия, до учреждения в ней особой епархии в 1850 г., и Курляндия, до присоединения её к епархии Рижской. В настоящее время границы Псковской епархии теже, как и границы губернии.

В 305-летний период своего существования (1589-1894 г.г.) Псковская епархия имела 33 архипастыря, которые, вследствие возникавших в разное время перемен в Псковской епархии, пользовались различными наименованиями и степенями святительского достоинства. Именовались они то Псковскими и Изборскими (1589-1717 г.), то Псковскими и Нарвскими (1718-1763 г.), то Псковскими и Рижскими (1764-1799 г.), то Псковскими, Лифляндскими и Курляндскими (1799-1833 г.), то Псковскими и Лифляндскими (1833-1849 г.), наконец Псковскими и Порховскими (с 1850 г.). Из Псковских архипастырей 3 носили титул митрополита и 18 – титул архиепископа. Один из Псковских преосвященных, архиепископ Иоасаф в 1634 г. возведен был на всероссийскую патриаршую кафедру.

Евгений Лебедев

Источник: Псковские Епархиальные ведомости №10-11, 1894г.

Примечание

1) Пять монастырей, построенных в этот период, замечательны: Святогорский, Спасо-Мирожский, Иоанно-Предтеченский, Пантелеймонов, Довмонтов и др.  
2) Полн. Собр. Р. Лет. IY, 183 Сн. «Очерк внутр. Истор.Пскова» стр. 208.
3) Полн. Собр. Р. Лет. IY, 53-50,III, 227.
4) Там же IY, 104, - Y, 16 – IY, 254.
5) С 1348 г. Посещения Пскова Новгородскими архиепископами обставлялись чрезвычайно торжественно. Они ездили в Псков в сопровождении большей свиты их клира Софийского собора с боярами. Встреча их происходила на краю города, обыкновенно у дальней церкви св. Пантелеймона или же у Старого Вознесения «с Полонища у Великих ворот». Туда к месту встречи являлось Псковское духовенство и народ с крестами, и выезжали на конях князь и посадники с боярами. (Полн. Собр. Р. Летописей IY, 214, 232, и 254; Y, 46).
6) Ист. Княж. Пск. м .Евгения III ч. Стр.19.
7) Ист. Р. Церк. преосв. Макария т. V, кн. II, стр. 111.
8) Полн. Собр. Р. Лет. IV, 210-211.
9) Там же IV, 212; V, 29. В древней Руси титул архимандрита давался весьма редко, - напр. в Новгородской епархии им пользовался лишь настоятель Юрьева монастыря. 
10) Там же IV, 211.
11) Полн. Собр. Р. Лет. IV, 232.
12) Беляев «Рассказы из Р. Истории кн. 3, стр. 87.
13) Никитский «Очерк внутр. Ист. Пскова» стр. 334-335.
14) В Юрьевом монастыре он настоятельствовал с января 1580 года. Не был ли Мисаил до этого игуменом в Отней пустыне (1560 г.) и в Антониевом монастыре (1571-73 г.г.)? сн. «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви» - И. Строева, стр. 45. 74 и 58.

Фотоальбомы

(ФОТО) Митрополит Евсевий совершил чин освящения купола и креста храма Рождества Христова поселка Красиковщина

30 августа 2015 года, Митрополит Псковский и Порховский Евсевий, совершил чин освящения купола и креста восстанавливающегося храма Рождества Христова поселка Красиковщина Псковского района.